Oct 092014
 

Сергей Сутулов-Катеринич. АНГЕЛ-ПОДРАНОКИзбранное в двух томах 1969 — 2014 / Москва — Ставрополь

В каждом томе — более 350 страниц.
Бумага — мелованная, 80-граммовка.
Формат 60х841/16.
Обложки мягкие, но плотные!

Тираж — 125 экз.
Редакторы — Анатолий Богатых и Георгий Яропольский
Дизайн Татьяны Литвиновой

Фрагменты предисловия

Жизнь для поэта Сергея Сутулова-Катеринича — это постоянная «аксиома выбора». Или, как выразился изящным палиндромом его духовный учитель Андрей Вознесенский, аксиома самоиска. Диапазон этого выбора огромен — видимый и невидимый миры, культурные пласты и исторические персонажи. Они появляются в воображении — и, как говорит поэт, «протягивают руки».

Кочуя за кордон, пардон, за кадр страны,
За камерный размер условного холста, —
Мечтаю посмотреть на нас со стороны
Луны — со стороны, что якобы пуста.

Сергей Сутулов-Катеринич — выпускник столичного ВГИКа. Этим можно объяснить кинематографичность его поэтического ви́дения. Отличительная черта С-К — честность перед собой, читателем и Богом. Он пишет: «Но я не врал черновикам». Наверное, поэтому он так непримирим к нечестным людям, тем, кто не брезгует воровать чужие строки и замыслы. В отличие от Александра Пушкина, который жёг сердца людей глаголом, С-К чаще «зажигает» именем существительным: большинство неологизмов С-К — отглагольные существительные. Но от этого его «глагол», в широком смысле слова, не только не страдает, но и приобретает свои неповторимые краски. Устами поэта, словно устами младенца, глаголет истина…

«Восемь разных кровей мою жизнь повенчали», — пишет Сергей Сутулов-Катеринич. Не в этом ли кроется богатство души поэта, который любит по вечерам выгуливать своего пса, смотреть на низко висящие звёзды, дышать свежим воздухом и ловить сердцем новые строки? Богатство души — это ведь тоже своего рода Божий промысел.

Своеобразие Сергея Сутулова-Катеринича как человека и поэта — в сочетании в нём «широкого» и «узкого» пути. Если говорить о поэтических вкусах и пристрастиях, Сергей необычайно широк и полифоничен. Что же касается внутренних убеждений, неквасного патриотизма, ощущения родины как святой данности, дарованной человеку свыше, — тут он твёрд и неколебим.

Сутулов-Катеринич — Иван Калита русской поэзии, её собиратель. И как художник, и как издатель, он всегда стремится к максимальному объёму бытия, к творческому разнообразию как способу жизни. Я думаю, добавление второй части имени имело для Сергея сакрально-мистическое значение и звучание, объединившее в его душе инь и ян. И ещё — это глубокая дань уважения к предкам, сохранение их памяти в своём собирательном имени, сведение воедино двух родительских ветвей генеалогического древа. «Мы — продолжение друг друга». Поэтому и родной сын для Сергея — его «постскриптум».

                                                                                                                            Александр Карпенко.

Фрагменты послесловия

Поэзия Сергея Сутулова-Катеринича могла бы стать полноправным разделом современной аксиологии, представляя ту её область, которая осмысливает переход иерархии ценностей в иную систему координат, приобретая весьма замысловатую конфигурацию, основой которой, по Борису Парамонову, выступает «ирония искушённого человека»: он, не отрицая «высокого», понимает и принимает «смысл и необходимость (дополнительность, комплиментарность) “низкого” — собственную необходимость» (Конец стиля. М.,1991). По Парамонову, стихи Сутулова-Катеринича это поэзия «и — и», поэзия через запятую, очень часто — намеренно с маленькой буквы, поскольку для неё — всё во всём, и единичное есть безусловное проявление Единого. Для Сутулова-Катеринича нет самодостаточности безусловного и условного, земного и небесного, яркого и тусклого, патриотического и космополитического, сектантского и экуменистского, сакрального и профанного, инфернального и эфирного. Это — поэзия дополнительности, особой сочетательности, арт-произвольности, тотальной эклектики, в которой «зарождается свобода» (Парамонов)…

Части речи привожу в чебуречные,

Часть наречий развожу под сосёнками.

Задаваясь вопросом, «из каких стихий прилетает дракон трёхглавый, извергая… стихи», Сутулов-Катеринич, думается, несколько лукавит, поскольку на него его поэзия даёт достаточно красноречивый ответ: эта стихия — Россия конца ХХ — начала XXI века, не способная совладать с одной из своих главных стихий — Поэзией, Протеем Протеев…

По сути, поэзию всегда питали метаморфозы бытия, отечественную — особенно: в силу совпадения онтологического закона языка, в котором Стихи и Стихии слиты воедино.

Метаморфоза бытия: граница-гранки-гранд-Гранада…

 

Конечно же, стиль — не есть проблема техники, но проблема видения, которое должно быть настолько острым и проницательным, чтобы не заблудиться в «лабиринтах зазеркальных отражений»; настолько безупречным, чтобы «Боже правый, Боже левый» выражали одну из главных, на мой взгляд, мыслей Сутулова-Катеринича — «образы — за образами»…

Поэзия — «неразлучница вечности, собеседница истины» — у Сутулова-Катеринича, с его «хороводом эпох», стремится преимущественно не к решению эстетической, но онтологической задачи, что, в частности, увидела Тамара Гуртуева в творчестве Тимура Кибирова (Маленький человек с БОЛЬшой буквы. Поэзия Северного Кавказа в контексте постмодернизма. Нальчик, 1994). К слову сказать, акцентированные заглавные буквы в названии книги, равно как и сам его полемический парафраз, вполне в духе Сутулова-Катеринича: сохрани-родина, схорони-родина.

Для Сутулова-Катеринича сегодня — Период полурас, в котором в полной мере «настрадается Нострадамус»…

«Вовремя нужно сметь главные песни спеть» — этический закон Поэзии. Именно так его выражает автор книг «Русский рефрен», «Ореховка. До востребования», «Ангел-подранок». Русская поэзия следовала и продолжает следовать этому закону неукоснительно.

                                                                                                                                         Наталья Смирнова

avatar

Сергей Сутулов-Катеринич

Родился 10 мая 1952 года в Северном Казахстане, вторую часть фамилии взял в память о матери. Живёт и работает на Северном Кавказе. Главный редактор международного поэтического интернет-альманаха «45-я параллель» // www.45parallel.net Окончил филологическое отделение Ставропольского государственного педагогического института и сценарное отделение Всесоюзного государственного института кинематографии имени С. А. Герасимова. Автор сборников стихов «Дождь в январе», «Азбука Морзе», «Русский рефрен», «Полная невероять», «Райскiй адъ. Лю-блюзы» (совместно с Борисом Юдиным), «Двѣнадцать – через ять», «Ореховка. До востребования», «Выдох на слове LOVE», «Ангел-подранок» (двухтомник, избранное). Участник антологий «Дикороссы. Приют неизвестных поэтов» (составитель Юрий Беликов), «Свойства страсти» (составитель Сергей Кузнечихин), «45-я параллель», «Останется голос», «НАШКРЫМ», «45: параллельная реальность», «45: русской рифмы победный калиб». Публикации: «День и ночь» (Красноярск), «У» (Москва), «Альбион» (Великобритания – Латвия), «Дети Ра» (Москва), «Зинзивер» (Санкт-Петербург), «Футурум АРТ» (Москва), «Крещатик» (Германия), «EDITA-Klub» (Германия), «Новое русское слово» (Нью-Йорк), «Новый журнал» (Нью-Йорк), «Побережье» (Филадельфия), «Континент» (США), «Поэзия: Russian Poetry Past and Present» (США), «Новый берег» (Копенгаген), «Кольцо А» (Москва), «Дальний Восток» (Хабаровск), «Плавучий мост» (Германия), «Витражи» (Австралия), «Звезда Востока» (Ташкент), «Паровозъ» (Россия), «Трибуна» (Москва), «Литературная газета» (Москва), «Обзор» (Чикаго», «Истоки» (Красноярск), «Ковчег» (Ростов-на-Дону), «Башня» (Оренбург), «Под часами» (Смоленск), «Острова» (Воронеж), «Южная звезда» (Ставрополь), «Кавказская здравница» (Пятигорск), «Черноморская здравница» (Сочи) и другая печатная периодика. С 2002-го года Сергей Сутулов-Катеринич активно сотрудничает с журналом «Сетевая Словесность», подборки его стихотворений размещены на сайтах электронных и печатных изданий «Гостиная», «Зарубежные задворки», «Дети Ра», «Зинзивер», «Футурум АРТ», RELGA, «Вечерний Гондольер», «Подлинник», «Точка. Зрения», «Дом Ильи»... Ввёл в литературный оборот новый термин «поэллада» – в этом жанре написал ряд произведений, в числе которых «Небо в разную погоду», «Ангел-подранок», «Пушкин. Осень. Шевчук», «Русский рефрен», «Остров Скрытень», «Космодром для дураков», «светожизни смертотень», «фото эпохи», «Бриг “Star’s & poetry”», «Шесть рукопожатий, или Пара затрещин полубога», «ЦУМ: центр управления метафорами», «Живой». Член Союза российских писателей, Южнорусского союза писателей и Союза журналистов России. Трижды становился лауреатом премии имени Германа Лопатина, учреждённой Ставропольским краевым отделением Союза журналистов России. Лауреат Национальной литературной премии «Золотое перо Руси-2007»: интернет-альманах «45-я параллель», премии журнала «Зинзивер» (2008), международного литературного конкурса имени Петра Вегина (2010), международной литературной премии «Серебряный стрелец» (победитель в номинации «Серебряный слог», 2010), международного литературного конкурса «Есть город, который я вижу во сне…» (2012), премии журнала «Дети Ра» (2012), конкурса «Эмигрантская лира-2013/2014» (один из победителей в номинации «Неоставленная страна»). Награждён медалью ИМПЕРАТОРСКОГО ордена Святой Анны – в ознаменование заслуг перед отечественной культурой.

More Posts - Website

Оставьте комментарий