Jan 232012
 

Первая коллекция, как первая любовь, ей отданы тридцать пять лет жизни. Это годы становления самого коллекционера – его жизнь, его эмоциональное напряжение, его отношения с пятьюдесятью тремя художниками, со многими из которых коллекционера связывали и связывают дружеские связи, создание собственного бренда МК

«Как важно, чтобы коллекция находилась в добрых руках. Но не в скользких, не в липких… Картины нужно любить, за ними стоит жизнь города, художника, наша с вами жизнь» – подводит итог М К.

Вторую коллекцию он задумал и собрал всего за полтора года. Задумал немного расширив концепцию. Три картины конца позапрошлого века, народный наив, на которых представлены идеалы райской жизни – богатые хаты под ласкающей голубизной небес, удивительный город, предрассветное ожидание утиной охоты – обратили внимание коллекционера к так называемым маргиналам. Так появились портреты и одесские пейзажи Давида Тихолуза, фантазии Подвойского, портреты, пейзажи, марины Анатолия Макашева, творения Виктора Павлова.

Легенда Одессы – Ваган Ананян – тремя своими работами тоже нашел место в этой коллекции.

Замечательный художник, ученик Сарьяна, основатель худграфа ОПУ – Валерий Гегамян занимает самоё почётное место в новой коллекции.

Ядро коллекции составлено из работ тех же, любимых друзей. Николай Степанов – скульптор, живописец, мыслитель, поэт – посмертно представлен

шестьюдесятью работами в бронзе, дереве, металле, камне, есть его графика и живопись. Михаил Зиновьевич говорит, что он хорошо себя чувствует в окружении работ Николая Степанова, с которым они задумали учреждение премии имени Кирияка Костанди, разрабатывали макет медали. Оба ценили Костанди, как основателя южнорусской школы живописи, его – Костанди – любовь к искусству и нашему городу. Поэтому, когда город (власти) обратились с просьбой к Михаилу Зиновьевичу уступить право назвать первую городскую премию – премией им. К. Костанди, – он дал согласие. Естественно, что ожидаемо было вручение первой премии именно Николаю Степанову, но, увы, мастера не было уже среди живых, а по статуту, премию город вручает только на развитие творчества. (Тогда первую Премию получил Владимир Кабаченко. Его пейзажи, наполненные светом, представлены в новой коллекции.) Михаил Зиновьевич мудро решил эту коллизию – он учредил собственную премию и эта премия была вручена сыну Степанова, молодому скульптору Киму Степанову, кстати, уже очень хорошо зарекомендовавшему себя.

С большой теплотой Кнобель вспоминает и недавно ушедшего Александра Дмитриева – керамиста, живописца, поэта… Дмитриевский Самарканд, разделённый предзакатным зноем на спор, дуэт между огненно-красным и изразцовым кобальтом южной ночи являет зримый образ единства «Инь-Ян». А вот напольная ваза, кокетливо зашнурованная ремнем из кожи. Михаил Зиновьевич вспоминает драматическую ситуацию, связанную со скачком напряжения и как артистично вышел из этой ситуации художник. А какие замечательные тарелки придумывал Саша Дмитриев, с какими удивительными, переливающимися эмалями…

Да, ядром нового собрания Михаила Кнобеля остаются произведения художников, воспитанных в духе южнорусской школы. Тодоров, А.Лоза, Н. Шилюто, Ю.Егоров – патриархи живописи, более молодое поколение – О.Волошинов, Е. Рахманин, А.Стовбур, С. Чаркин, М. Черешня и те, которых можно назвать молодёжью ( Г.Вовк, С.Жалобнюк, О.Зайвая, И.Паламарь, О.Спиндовская–Паламар) продолжают традиции этой школы.,осмысливая их с учётом вызова нового времени.

Искусство нового времени, как принято называть его «контемпорариарт» тоже интересует коллекционера. Но он всё же тяготеет к фигуративной живописи. В новой коллекции есть и автопортрет И.Гусєва и обнажёнки Л.Войцехова, и Виктора Хохленко, и Е.Щёкиной.

«Я поднял из небытия юхнорусскую щколу. Но идёт к тому, что её не будет, не будет скоро ни учителей, ни учеников» – с грустью замечает коллекционер. Он, как гражданин, заинтересован и в образовании, и в условиях жизни людей искусства. Но самое главное, считает Михаил Зиновьевич, это культура общения с произведениями искусства.

«Всматриваясь в полотна, внимательно постигая миллиметр за миллиметром, наблюдая игру красок, мы входим в процесс, при котором красота спасает мир. Чаще смотрите на картины, ребята» – советует коллекционер.

Описать все произведения новой коллекции Кнобеля в коротком наброске я не пытаюсь. На сегодняшний день их (живопись, графика, скульптура, керамика) около четырехсот. Это произведения пятидесяти четырех мастеров! Временной интервал превышает сотню лет. Коллекция интересна и с точки зрения исторического процесса, отображённого в эстетическом восприятии Времени творческой единицей и с точки зрения самой технологи живописи. Эта коллекция поднимает такие имена, у которых не было бы другого шанса на известность, но, тем не менее, они тоже участвуют в творческом процессе.

«Я знаю, то есть в моей новой коллекции очень сильные вещи. Кто будет возражать против натюрмортов Юрия Егорова, Валерия Гегамяна, пейзажей Льва Межберга, золотых работ Владимира Наумца, Олега Волошинова, Валерия Басанца? Разве можно не залюбоваться минимализмом выразительных средств, глядя на «рыбки» Валентина Хруща? Или раскрашенные скульптуры Юрия Зилльберберга, кого они могут не тронуть? А бронза Александра Токарева, какая она изящная и монументальная одновременно! Есть менее сильные, но главный критерий отбора незыблем – это качество самой работы. Отбор проходил по качеству работ» – вспоминает МК.

А сейчас полиграфическая подготовка, которая требует так же и сил, и знаний, и опыта, и времени, потому что МК считает необходимым издать альбом, который бы зафиксировал факт создания коллекции, платиновой коллекции. Замысел самого альбома тоже грандиозен, как всё, что делает МК. Он первый подметил полифонизм творчества своих друзей. Это было поколение «неспокойных» художников. Каждый старался попробовать свои силы и в смежных областях. Поэтому-то Игорь Божко и пишет музыку, и снимает кино, и пишет стихи, сценарии, пьесы… Валерий Басанец, Виктор Маринюк делают необыкновенно пластичные малые формы из различных, порой удивительных материалов. Что уже говорить о поэтическом наследии Александра Дмитриева и Николая Степанова! Вот и пришла МК идея создания ещё и поэтического сборника, в котором были бы представлены самые выразительные стихи художников-поэтов. То есть расширить границы восприятия творческой личности. Многие поэтические образы Николая Степанова объясняют, выявляют пластическое решение его скульптур. А Дмитриевские стихи раскрывают механизм его цветовидения. Гротеск же Игоря Божко един и в его видеоряде и в его поэзии. И как всегда он обеспокоен дальнейшей судьбой своей новой коллекции. Кредо МК в том, что произведения искусства должны находиться в любящих, чистых руках.

avatar

Галина Маркелова

Поэт. Член Южнорусского Союза Писателей (Одесская областная организация Конгресса литераторов Украины). Родилась в 1943 г. в городе Поти. В раннем возрасте переехала в Одессу, где с тех пор живет, не считая нескольких лет преподавания русского языка в Москве и Гаване. В Одессе преподавала физику в пехотном училище. Автор шести сборников стихотворений, один из которых, «Приглашение к Танцу» (2003) издан в Москве. Печаталась в Одесской антологии поэзии «Кайнозойские Сумерки» (2008), журнале «Октябрь», альманахах «Меценат и Мир. Одесские страницы» (Москва), «Дерибасовская – Ришельевская» и др. Дипломант Муниципальной литературной премии им. К. Паустовского (2006), 2-е место в Городском литературном конкурсе «Серебряные трубы» (2008, Одесса).

More Posts

Оставьте комментарий