Jul 252014
 

Галина Соколова опубликовала в Вашингтоне свою новую книгу “Рагу из дуреп”, куда вошла повесть “Адамово яблоко” и пять рассказов. До этого она выпустила книгу <Шиповник> в одесском издательстве <Маяк>. Книга   понравилась многим читателям и даже критикам, которым редко нравятся первые книги неизвестных авторов – им по сердцу больше свое творчество, но они в этом не признаются. Антон Павлович Чехов утверждал: “Через сто лет люди будут жить лучше”. После его смерти прошло 110 лет, но люди лучше жить не стали. Увы! Герои новой книги Галины Соколовой узнаваемы, они – слепки с   наших современников и всем им, разумеется, хочется лучшей жизни. Классики двух предыдущих столетий любили описывать жизнь “маленьких” людей – не богатых, не знаменитых, выхваченных из толпы. “Маленькие” герои прозы Галины Соколовой находятся в многомерном мире, ищут свои островки счастья. Рассказ “Свербит, Штоля?” начинается с замечательной фразы: “В ней жила душаперелетной птицы”. У героини рассказа необыкновенное имя – Асия. Почти Азия. “В Поволжье, где много этнических имен, это ни у кого не вызывало удивления”. Оказывается, пишет автор, “по Геродоту Асия была женой Прометея. По еще одним источникам она была матерью скифов и от нее пошло все их царство. А еще так звали одну из древнегреческих нереид”.

Асие Галины Соколовой хочется перевернуть мир. Сделать его добрее и чище. Понятное дело, посредством искусства. Из обыкновенной русской деревни создать страну Гринландию. С гриновской Фрези Грант и капитаном Греем, а еще “с карнавальными и суматошными морскими городками, которых в жизни нет и никогда, скорее всего, не было”.

Известная писательница Виктория Токарева справедливо заметила, что движение человеческой судьбы плетется из мелочей и совпадений. Вот и приезжает на премьеру спектакля клубного режиссера Асии областной корреспондент Ян Дуб – “плечистый парень в очках и по моде зауженных брюках”. Потом он зачастил в село. Просто так. Без всякого повода. К Асе. У них все могло состояться, но… не состоялось. И клуб, где Ася была начальницей, остался ОБЫКНОВЕННЫ сельским клубом. С танцами под баян. А вечерами в клубе крутили кино. И Ян куда-то исчез – растворился в воздухе, как страна Гринландия, где все люди хотят быть счастливыми. Счастье, спотыкаясь, промчалось мимо. Стало облачком пыли. И опять-таки мне вспомнилась Виктория Токарева: “Иногда мне кажется: природа прячет от людей какой-то свой мощный закон типа теории относительности. Этот закон будет называться: теория взаимосвязи”. Закон, по которому один человек будет привязан к другому человеку или к любимому делу. Не получилось с этим законом у нашей современницы Асии.

“К вящей радости бабы Мотри купила Ася несушкам зерна и посадила-таки на грядку редиску. И укроп”… В рассказе <Любовь считать недействительной> слова тоже выстраиваются в симфонию с трагическим финалом. Весь он держится на одной сюжетной линии, запечатленной в строчке Владимира Маяковского: “Любовная лодка разбилась о быт>. Его героиня Вита, во имя иллюзорного счастья, готова пойти на преступление: ради квартиры- готова лишить жизни старого отца своего любимого. У возлюбленного, кстати, такое же, как у нее имя – Вит. “Трагическая подоснова мира” (Е. Винокуров) продолжает наращивать свои обороты. И яркая, чувственно-поэтическая любовь героев, к нашему общему сочувствию, тоже гибнет. Как бык на корриде.Рассказ и предваряет, между прочим, строчка из стихотворения Одесского поэта Е. Краснояровой: “В корзине ложные опята, трави меня, тореадор. Я – Апис…” Полный эмоций, света и красок, этот рассказ – законченный сценарий для короткометражки. Где финалом- авторская концовка: <Через ряд лет, когда у Вита была уже новая семья, и подрастал еще один, уже третий сын, он вдруг увидел в рыбном ряду Привоза Виту. Она рылась в жемчужной россыпи сардин и бычков и, перекрывая жалкий галдеж продавцов, отчаянно торговалась: – Десять? За эту дрянь? Охренела? Пятерку дам – и ни гривни больше>. Интересно введена в повествование скульптура Александра Токарева <Похищение Европы>. Финальная фраза рассказа звучит так: “Бык не хотел убивать женщину”. Нет, преступление не состоялось, но любовь… увы,убита.

Писательница сотворила летопись современной ей жизни. Порою с голосами из прошлого. Так, в рассказе <Точка в многоточьи> появляется Симбирск и семья Ульяновых. <Симбирск был гнездом старинного русского дворянства – <барином на Волге>. Неточка, героиня рассказа, мечтает стать писательницей. И пишет дневник, где записывает ГЛАВНЫЕ свои мысли. Она на пороге юности. Для нее <еще осталось чуточку времени, как раз, чтобы сойти на ближайшей станции, дальше их литерный поезд помчится без остановок, и что ждет впереди – покрыто мраком. Впереди только многоточия>. Мне неожиданно вспомнилось начало моего стихотворения: <Жизнь моя, наставила ты точек, / я живу, как собственный двойник: / вижу сердце через многоточье, / словно неоткрытый материк>. Володя Ульянов в рассказе не появляется. Но он в нем присутствует, ведь его родной город – Симбирск. Этот город – колыбель революции, самая первая, а Петроград – вторая. Но Неточка пока этого не знает. Она вообще ничего не знает о своей будущей жизни. И лишь потом, спустя десятилетия, выяснилось, что жизнь Неточки, в сущности, была – <как под копирку> похожа на жизнь ее бабушки и матери, <менялись лишь атрибуты, декорации, какой-то платочек, зонтик, погон>. <Самое живучее из человеческих чувств – зависть>, – звучит в финале рассказа. <Адамово яблоко – повесть о современности. Талантливая писательница ставит острые вопросы и отвечает на них. Есть ли женское счастье? Как его найти? Сколько времени оно длится?

Повесть написана живо и увлекательно. О женщине, спасающейся от мрачного времени одной эпохи, где правят бандиты и идет передел госсобственности, в иной, по сути – в заокеанском раю, который, впрочем, на рай, как оказалось, совсем не похож. И Адам так и не становится придуманным ею принцем.Героиня уже в самом начале повести сетует на своего мужа Джима: “Его голос стал напоминать скрип мерно раскачивающихся качелей, сходство с которыми усиливала колышущаяся на пологе кровати Джимова тень. Живые интонации с каждым словом исчезали из его голоса”. Повесть надо читать, медленно впитывая в себя страницу за страницей, позволяя увлечь себя в постепенно нарастающую калейдоскопичность сюжета.В залихватскую авантюрность жизни ее героев. Автор стилистичен, искренен и часто применяет сарказм и иронию.

Галина Соколова – лауреат Международного Гриновского фестиваля “Алые паруса”, Член Союза писателей (ЮРСП). Талантливый автор творит СВОЙ ОСОБЕННЫЙ МИР и уже преуспела в этом.

Игорь ПОТОЦКИЙ

avatar

Игорь Потоцкий

Игорь Потоцкий родился в Одессе в 1950 году в семье военного врача. 17 лет с родителями прожил на Дальнем Востоке. В 1970 году вернулся в Одессу. Окончил филологический факультет Одесского государственного факультета. Автор более 30 книг стихов и прозы. Среди них книги стихов "Лицо на небесах" (2000), "Крупицы нежности" (2001), избранные произведения в 2 томах (стихи и проза, 2006), "Мой кот" (стихи для детей, 2006), "Просто стихи" (2009), "Стихи Тебе" (2010), "Имровизации" (2010, Париж). Рецензии и отклики на книги И. Потоцкого опубликованы в Москве, Киеве, Нью-Йорке, Торонто, Иерусалиме. Стихи передавались по радиостанции "Юность" (Москва), Международному радио Франции (Париж). Стихи и проза печатались в журналах "Аврора", "Смена", "Сельская молодежь", "Советиш Геймланд", "Радуга" (Киев), "Мурзилка", "Кукумбер", "Солнечный заяц", альманахе "Поэзия. Графика" (Киев), "Дерибасовская-Ришельевская" (Одесса) и др. Член редколлегии альманахов "ОМК" и "Мория" (Одесса). Редактор альманаха "Звукоряд" . Лауреат муниципальной премии "Твои имена, Одесса" за книгу прозы "Три улицы" (2004). Руководитель литературной молодежной студии "Поток" при Одесском объединении молодежных студий. Стихи переводились на французский, финский, испанский языки.

More Posts

Оставьте комментарий