Aug 202011
 

Илья Рейдерман «Молчание Иова». Вышел из печати поэтический сборник Ильи Рейдермана «Молчание Иова». Рейдерман – автор семи сборников поэзии, которыми он «отчитался» перед знающей и любящей его стихи аудиторией накануне собственного семидесятилетнего юбилея.

Любой поэт относится к категории чудаков, а Илья Исаакович – тем более. Внешне – словно лукавый добренький лесовичок. Но не тут-то было! Внутри него бунтует и выплескивается наружу проницательный ум и небезобидная ирония. Бытовая жизнь Рейдермана проходит, мне кажется, сама собой, а он весь в облаках раздумий, образов и рифм. А если вести разговор в более серьёзной тональности, то вызывает уважение его тезаурус: философия, социология, культурология, эстетика, история изобразительного искусства, музыковедение, не говоря уже о литературе.

Несколько десятков лет Илья Исаакович выступает в периодической печати как рецензент, критик. Его эссе, где слиты различные жанры публицистики, вызывают приятие и неприятие, порой раздражение. А ему хоть бы что: говорит, что думает, оценивает по высокому счету. Право на это ему дают эрудиция и эстетический вкус.

Тем не менее, Рейдерман в первую голову – поэт. Научные интересы, которые обычно у поэтически неодаренных людей выливаются в рифмованную назидательность и морализаторство, не превалируют в его стихах, а создают внутреннее глубокое наполнение художественных образов. Богатая творческая фантазия автора комбинирует частицы бытия нестандартно и прихотливо. В предыдущих сборниках – множество удивительных эпитетов, сравнений, аллюзий, аллитераций. Того, что отличает истинную поэзию от суррогата, так быстро и беззастенчиво плодящегося в издательствах, которые прикрываются формулировкой «Дается в авторской редакции».

Жизнь провела Рейдермана через тяжелейшие испытания. Свежесть чувств сменилась осмыслением реалий, романтизм уступил место суровой прозе бытия, эмоции зачастую уже не восторженны, а настороженны… После потери самых близких людей поэт долго молчал. Но поэт молчать не может! Свою безысходную горечь он в строках стихов высказал нам. Доверился нам.

И вот – последняя по времени книга. Автор в предисловии говорит, что он давно хотел написать еврейскую книгу. Еврейскую по духу – высокому, библейскому. Самое заветное, что было продумано и прочувствовано – в разделе «Память».

«На Пушкинской двадцать четыре
в квартире номер двадцать шесть
я жил, почти затерян в мире,
чуть слышно подавая весть…

Все здесь сходились в жарких спорах,
на кухне попивая чай,
в своих сужденьях резких, скорых
попавши в точку невзначай»…

Благодарная память поэта оживляет страницы юности, узкий круг близких и сонм дальних. Эти строки трогают, потому что каждый может вписать в эти скрижали имена, дорогие именно ему.

Каждому, считающему себя человеком, пронзает душу боль при словах «гетто» и «Равенсбрюк». Но видит ли это Всевышний и его посланники? Почему молчит Иов, «что был так смел»? По мысли автора он – «пророк, что, ужасаясь, онемел». Однако можно ли уйти от проклятых вопросов? И поэт, не боясь суда небесного, непонимания людского, задаёт и задаёт вопросы Ему. «Господи, слышишь скрежет зубовный и плач?». «Иль нас, в пустыне жаждущих, спасут земные власти и земные блага?». «Как снова стать живым? Как смерть избыть?». «Как мне вынести этот жар и этот яркий свет?». Вопросы, вопросы… О смысле бытия. О назначении человека. О вере и неверии. В разделах «Библейские мотивы» и «Подражания псалмам» поэт отказывается от красивых слов и ярких образов. Сейчас они кажутся ему мишурой, прячущей смысл. Он – наедине с Богом. Человек, каков он есть – слабый, терзающийся сомнениями, противоречащий сам себе, безумный, бездушный. Но в то же время – сильный и гордый, духовно крепкий и милостливый.

Автор достиг такого духовного состояния, когда, проникнув в суть земной жизни, может обратить к небесам самые больные вопросы, а потом неожиданно сказать:

«Господи, всё, что для нас сотворил ты – как мёд.
Небо и птицы, и губы любимой – всё чудо».

Значит, и во времена невежества и нравственного упадка есть чему радоваться? Значит, есть надежда на будущее?

                                                                    Вероника Коваль, кандидат филологических наук.

СТИХИ ИЗ КНИГИ «МОЛЧАНИЕ ИОВА»

avatar

Вероника Коваль

Вероника Коваль – журналист, писатель (проза). Закончила факультет журналистики Ленинградского гос. университета и аспирантуру факультета журналистики МГУ. Кандидат филологических наук. В настоящее время – редактор отдела искусств журнала «Выставки Одессы». Издано 8 книг – документальных и художественных. Среди них – «Последний выстрел купидона», «Час птицы». «Ближе к небесам». Сборник «Твори и дари» - 40 очерков о деятелях культуры Одессы - стал названием проекта Общественной организации творческой интеллигенции «Ассамблея». В рамках проекта участвовала в организации более 20 художественных выставок и проектов. Является участником творческой группы по изданию книг, в частности, альбома о творчестве главного художника Одесского оперного театра Наталье Бевзенко-Зинкиной, который удостоен Диплома на Всеукраинском книжном форуме. Рассказы и публицистика опубликованы в газете «Всемирные одесские новости», журналах «Южное сияние», «Дерибасовская-Ришельевская», «Выставки Одессы», «Джерела», «Жанры», «Меценат и мир», «Мистецький простiр», «Дон», Международном интернет-журнале «Гостиная» (США), Живёт и работает в Одессе

More Posts

Оставьте комментарий