Генрих Грузман. МИСТЕРИЯ ЖЕНИ КРЕЙН. Резензия на рассказ «Вдвоём»

 

Генрих Грузман Женя Крейн написала рассказ «Вдвоём». Хотя «рассказом» это сочинение можно назвать условно, только по размеру, а по содержанию оно больше склоняется к «новелле», но также не безусловно. Зато в рассказе, как, впрочем, и во всём творчестве Ж.Крейн, с избытком содержатся признаки философского предрасположения, с той странной особенностью, что Женя Крейн никак не чувствует себя философом, Философичность – это группа крови Жени Крейн: она её содержит, но она её не ощущает. Чтобы ощутить эту философичность, необходимо бегло ознакомиться с некоторыми философскими истинами.

Н е м н о г о ф и л о с о ф и и. В русской дореволюционной духовной (идеалистической) философии были заложены основы учения о взаимоотношениях людей, о со-общении духов между собой, и оно названо «системой Я-ТЫ». Главная особенность этой системы состоит в том, что во всех своих видах и разновидностях она вращается вокруг понятия о любви: она предполагает любовь, приходит к любви, исходит из любви, требует любви. Однако сама по себе любовь бывает разной: любовь мужчины и женщины, братская любовь, родительская любовь, дружеская любовь, любовь к отечеству. И, тем не менее, только при звуке слова «любовь» непроизвольно возникает ассоциация с любовью мужчины и женщины. Я, автор сих строк, такую любовь назвал системой ОН-ОНА. Основанием мне послужил тот исторически неоспоримый факт, что человечество с момента своего зарождения пронизано насквозь этой системой, и каждый народ хранит в своей памяти образцы этой системы: Иаков и Рахель, Тахир и Зухра, Ромео и Джульетта, Тристан и Изольда. Известная русская писательница Нина Берберова считает, что центр тяжести этой системы располагается в области ОНА, а женское влияние на мужскую часть происходит даже вне их непосредственного контакта. Я полагаю, что венцом процесса взаимопроникновения в системе ОН-ОНА служит семья, которая и является высшим достижением связи по типу Я-ТЫ в целом; образцом такого типа связи должны служить Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна из «Старосветских помещиков» Н.В. Гоголя.

Рассказ Жени Крейн называется «Вдвоём» и, следовательно, с философской стороны принадлежит системе ОН-ОНА. Однако Женя Крейн вносит существенные коррективы в понимание этой системы. Дело в том, что ОН у Ж.Крейн показывается матёрым насильником, и в первой встрече ОН мерзко изнасиловал ЕЁ Философское учение исключает всяческое насилие над личностью из поля предикации системы Я-ТЫ; ситуация, рассказанная Ж. Крейн, не допускает возникновения системы ОН-ОНА по определению и, соответственно, семья здесь запрещена. Но таков только теоретический взгляд, а Женя Крейн показала чисто практический вариант. В философии общения духов никак не учитывается влияние окружающей людской среды на состояние динамики системы ОН-ОНА, а внешняя реакция здесь всецело на стороне насильника. Насильника могут наказать, но презирать будут ЕЁ, жертву насилия, – в лучшем случае ОНА станет предметом насмешек, но обычно – парией. «Обесчещенная» – так называют люди женщин, подвергшихся насилию, хотя никакой чести они не теряли; «обесчещенная» в глазах людей будет не её боль, а её ярлык.

Поэтому, когда ОНА боролась с насильником, ОНА не кричала и не звала на помощь, хотя люди были рядом. И когда ОН пришёл с предложением о браке, ОНА вынуждена была согласиться, хотя ненавидела и боялась ЕГО. Эту ненависть – закономерную реакцию на насилие – не могла нейтрализовать внимательное и доброе поведение ЕГО в семье. Автор рассказа повествует: «Он не кричал, был ровным, ласковым, помогал ей по дому, нянчился с ребёнком. Внутри у неё все застыло, на него она смотрела из-под ресниц, бросала быстрые опасливые взгляды… Иногда на неё накатывалась тоска, волной, как тучи над степью. Она не плакала, только сидела у окна, молча, угрюмо».

Казалось, такая семья, покоящаяся на деформированной насилием основе, существовать не может. И как будто сюжет рассказа двигался в этом направлении: он заболел раком, его оперировали, обезобразили шрамами внешность, и ОН умер в больнице. С этой стороны всё закономерно: зло должно быть наказано, тут всё происходит по науке или, как выражаются украинцы, «як книга пише», и система ОН-ОНА распалась. Но опять-таки только теоретически, только в науке и в книге, а на практике, как рассказывает Ж.Крейн, «Она умоляла врачей помочь. Плакала. Кричала». После его смерти, заканчивает своё повествование Ж.Крейн, «Каждый месяц она ездит на кладбище, сажает цветы, поливает, выдёргивает сорную траву. Сидит на земле, на короткой подстриженной травке, смотрит на небо, молчит, курит. Всё осталось по-прежнему. Она почти не изменилась. Только вот стала курить».

Почему же ОНА несёт в себе, в своей памяти, свою многострадальную систему ОН-ОНА? И в этой непостижимой натуре женской части системы скрывается таинство философской интуиции Жени Крейн и её завораживающая мистерия.

Оставьте комментарий